Главная страница

Биография Гарегина нждеа

Фразы Гарегина Нждеа

фразы Гарегина Нждеа

 

Армянская Церковь(Армянская Апостолская Светая Церковь)- Националная Церковь.

Посвешен тот народ который жил ,боролся и строил с книгой в руке

Армянская молодежь,ты должна суметь призивать к совести во время вмешнней опасности

Мое имя -борьба,мой конец-победа

Они<Армянские хрицтиане>,которые погибли не только за <Армянскую нацию>,но и за<Христянство>.

Мужество,хам необходимо мужество,такое,чтобы у нас была нужда его умерить.

Родная земля одного народа не может стать постоянной родиной другого.

 

«Моя песня», газета «Жайр», Александрополь(22), 1910 г., № 78

Вас зовет та деревня, у которой море боли и гора страданий. «Деревня вас зовёт», газета «Друг», 1910 г., № 34

 

Гареги́н Нжде — армянский военный и государственный деятель, автор концепции армянской национальной идеологии.
По дате добавления
По рейтингу

С Сократа началось существование самостоятельной личности человека. Геракл ума и духа — таким был он как мыслитель. Истина была его единственным оружием. Он был бесстрашным, когда нужно было восстать против варваров Афин. И таким же бесстрашным, когда нужно было сказать горькую истину народу, привыкшему слышать ложь.

Нет смерти, нет потери в космосе. Есть постепенное воодушевление материи, бесконечное развитие духа, совершенствование.
Мудрые цитаты

Высокие должности без духовного величия похожи на глиняную статую, воздвигнутую на золотой пьедестал.

Истинно свободен тот, кто свободен от страха смерти.
свобода
смерть
страх

Истинно счастлив только тот, кто не чувствует присутствие насилия.
насилие

Просвещён тот народ, который жил, боролся и строил с книгой в руке.
народ

Армия, занимающаяся убийством и грабежом, может дать бандитов и убийц, но не героев.
армия
преступники и преступность

Существо без религии не станет огнедышащим воином.
религия, церковь

Справедливым предводителем может быть только герой. А быть героем, значит считать свою жизнь ничем перед вечноценными вещами.
герои

Я увидел свободного душой, находящегося в рабстве, и полюбил человека. Я увидел раба, находящегося на свободе, и возненавидел человека.

 

Работай, работай, работай армянская женщина, дабы завтра Армения стала домом орлов! (Гарегин Нжде)

Ханджян

«Афоризмы», сатирический еженедельник «Хатабала», Тбилиси, 1911 г., № 48, с.572.

Из речи, произнесенной на Балканской войне. «Армянская рота во главе с Андраником», Баку, 1914 г., с.44

«Боевые мысли» (Подарок армянским добровольцам) «Горизонт», Тбилиси, 30 августа 1915 г.

«По направлению к армянскому богохраму», газета «Работа», Ереван, 28 мая 1916 г.

«Призыв к армянским воинам» (военные мысли) «Жайр», Александрополь, 1917 г., № 1.

«Дашнакский пантеон» «Жайр», 30 апреля 1917 г.


Прославленному Гранту(28) Прохожий, он был любим — этот гордый воин… Вдали от населенных районов, слушатель таинственного шепота природы — он любил часами мечтать под каким-нибудь кустом… Он любил дуновение ветра, прикосновение солнца… Он, прохожий, этот юноша, который становится землей под этим склоном, любил и горы — эти орлиные троны свободы, чьи облачные вершины часто принимали первые поцелуи солнца на своем гордом лбу… Ах, как он любил пурпурную зарю, и грустный закат, и бессловесную песню золотистых звезд… Ты плачешь, прохожий?

«Дашнакский пантеон» (мемориал) «Жайр», 5 мая 1917 г.


Потоками крови окрашена любая родина.

«Борьба сынов против отцов». Салоники, 1927 г.

«Движение души рода». София, 1932 г.

«Родорелигия (33) — как победоносная сила». Избранное

Расправа истории, «Свободная Армения». № 2-3, сентябрь-октябрь 1943 г., Берлин, с.5-7

«Воин не умирает». 1955 г., май Г.Нжде. «Избранное»

Масис — колыбель армянской души.

Вещатели новостей опасны, так как их призрак ужасает человеческую совесть. «Из письма», Р.Амбарцумян, «Поведение Нжде», 1955 г. (Ереван, 2001 г., с.139)


Гора Хуступ Не отводи взгляд от горы Хуступ. Насколько часто будешь смотреть на гору, покрытую чёрными и высокими тучами, настолько быстро придёт освобождение. Встань с оружием в руках, готовым и собранным, жди меня, я приду с горы Хуступ. «Лист капанца». 1920 г., 17сентября, 5 октября

 

Я – Гарегин Нжде — Я наплевал на ваш расстрел

Я – Гарегин Нжде - Я наплевал на ваш расстрел

 

Ниже опубликован отрывок из книги: «Гарегин Нжде и КГБ. Воспоминания разведчика». − Ер.։ НОФ “Нораванк”, 2007. — 282 с. В книге ныне покойного полковника госбезопасности Ваче Овсепяна изложена документальная история одного из наиболее драматичных периодов жизни выдающегося национального и политического деятеля Армении Гарегина Тер-Арутюняна (Нжде), когда тот в 1952–1953гг. пребывал в ереванской тюрьме Министерства госбезопасности Арм.ССР.

В то время с заключенным «Зубр» (а именно такой псевдоним присвоили Нжде советские чекисты) непосредственно контактировал тогда еще молодой капитан, заместитель Первого (разведывательного) отдела МГБ Арм.ССР Ваче Овсепян. Именно его личные воспоминания легли в основу данной книги.

Вместе с тем в книге представлен целый ряд исключительно ценных документов (секретные служебные записки и письма, протоколы допросов и т.д.), которые позволяют получить более полное представление о личности и деятельности Гарегина Тер-Арутюняна в целом.

Полностью воспоминания разведчика можно прочитать по ссылке на книгу в формате PDF: «Гарегин Нжде и КГБ. Воспоминания разведчика»

Я – Гарегин Нжде — Я наплевал на ваш расстрел

Первая моя встреча с Нжде состоялась в кабинете замминистра республики, полковника Мартироса Агекяна. Согласно полученному заданию, я сел в углу за отдельным столиком с карандашом и бумагой для записи беседы. Прежде чем изложить ее содержание, позволю себе поделиться моими первыми впечатлениями от Нжде.

В сопровождении надзирателя (который затем удалился) в кабинет вошел по-военному подтянутый человек приятной наружности, 66 лет, рост выше среднего, с живыми карими глазами, седой, с лысиной. Выглядел он, несмотря на военную выправку, несколько измотанным и подавленным, однако его острая реакция, яркая речь, цепкая память, аналитическое мышление, твердость, умение держаться с достоинством все еще были при нем.

Беседу с Нжде замминистра повел, мягко выражаясь, неэтично. Он прибыл к нам из Москвы, историю Армении знал поверхностно, по-армянски говорил плохо, в то же время вел себя крайне высокомерно, чем возбудил настороженность и явную антипатию Нжде, превосходящего Агекяна по всем параметрам.

Все предварившие беседу вопросы о самочувствии, настроении Нжде носили формально-бездушный характер, и ответы на них были соответствующие.

Затем замминистра неожиданно решил пустить в ход «главный козырь» и заявил буквально следующее: «Вы, Нжде, должны быть благодарны нам за то, что, несмотря на ваши кровавые деяния по отношению к большевикам в Зангезуре, мы, тем не менее, сохранили вам жизнь и не расстреляли вас».

Эти слова привели Нжде в ярость. Он вскочил с места и выпалил в лицо Агекяну: «Я наплевал на ваш расстрел. Вы должны понимать с кем имеете дело. Я – Гарегин Нжде , убежденный враг большевизма, посвятивший свою жизнь бескомпромиссной борьбе за свободу и независимость своего народа. Я отстоял Зангезур от турок и турко-большевиков. Неужели я испугаюсь вашего расстрела? Многие пугали меня им, но ничего не добились».

Я, конечно, не ручаюсь за абсолютную точность приведенных здесь слов Нжде, но суть их врезалась в мою память так же, как и вся сцена допроса. Отмечу, что в тот первый раз, как и в дальнейшем, когда возникали (и нередко!) споры на идейной основе, Нжде – в силу трагичности обстоятельств, в которых он тогда находился, – часто терял терпение, начинал горячиться, превращаясь в комок нервов.

В такт своим разящим суждениям он жестикулировал поднятой левой рукой, а правую часто прикладывал к сердцу. Говорил он метко, артистично, эмоционально. Его доводы были логически
выверены и труднооспоримы. Как я уже говорил выше, из-за конфликта с полковником Агекяном Нжде прервал разговор с нами и потребовал возвращения в камеру.

Замминистра ничего не оставалось делать, как, впопыхах вытерев платком пот со своей совершенно лысой головы, удовлетворить его требование. В свой рабочий кабинет я вернулся в подавленном и удрученном состоянии. Своим необдуманным поведением полковник Агекян в сущности нанес удар по важному делу.

Неужели трудно было понять, что разговор с человеком, добровольно изъявившим горячую готовность послужить интересам своего народа в борьбе против общего врага – Турции, не следовало начинать с обвинения его в том, в чем он категорически не считал себя виновным. Разве это – платформа для объединения совместных усилий?

P.S Этот отрывок очень ярко говорит о характере происходящего в то время. О том,  кто и какую позицию занимал в этих событиях. О чиновниках приспособленцах носящих армянские фамилии и не имеющих к Армении никакого отношения. Ничего не напоминает?

По прошествии ста лет практически ничего не изменилось, кроме марок и наклеек ренегатов и манкуртов. Тогдашние продажные комиссары сегодня называются политологами и экспертами, вчерашние большевики — это сегодняшние нео-большевики и нео-АОД-овцы, которые все еще у власти, и которые все также ищут способы продать нашу Родину туркам и московской татарии. что в принципе одно и тоже.

Гарегин Нжде - Из Автобиографии

В каждом жителе Сюника живет лев - Гарегин Нжде